"Гранатовый дневник."
Добро пожаловать.
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

"Гранатовый дневник." > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Позавчера — суббота, 8 декабря 2018 г.
Факты об Италии часть 1 WinterWhiteTiger 05:39:16
Chao!,Адекваты1. В Италии настоящий культ еды. О еде могут разговаривать часами — по телефону, на улице и, естественно, за столом. Всеядному студенту выносить это очень сложно. Вопрос «что ты ел сегодня?» встречается так же часто, как и вопрос «как дела?», причем обычно ответы на эти вопросы совпадают. Плохо поел — трагедия, хорошо поел — будет что обсудить с любым, даже малознакомым человеком при встрече.
2. Итальянская кухня нравится, наверное, всем туристам. Но и от неё иногда хочется отдохнуть. Вряд ли вы сходу найдёте рестораны с кухней других народов. Говорят, на севере страны их больше, но в Риме от силы три дорогих пустующих японских ресторана. Впрочем, МакДональдсы и китайские рестораны никто не отменял.
3. И это не единственная проблема для тех, кто хочет «просто покушать». В итальянских ресторанах обед длится ровно час — с 12:30 до 13:30, ужин после 19:30. Не дай вам Бог проголодаться после двух. Перекусить бутербродом в баре или искать МакДональдс — всё, что вам останется делать. Все остальные рестораны (кроме, быть может, самых презренных «туристических») будут наглухо закрыты.
4. Существуют определенные правила употребления продуктов, туристы частенько их нарушают, за что итальянцы могут и высмеять. и не на шутку разозлиться:
— Капучино пить полагается только утром. Заказать чашечку за ужином значит до слез рассмешить бармена и посетителей.
— Салат едят после горячего, а не в качестве закуски.
— Ни в коем случае нельзя сочетать рыбу с сыром (а также сыпать пармезан на пасту с морепродуктами). Что характерно — а вот дыню с ветчиной — это пожалуйста, это сколько угодно!
— Самое страшное, что вы можете сделать по отношению к итальянской кухне — заправить пиццу или пасту кетчупом. Если это увидит итальянец, вы будете навеки прокляты и отлучены от итальянской культуры. И ещё, НИКОГДА не рассказывайте итальянцам, что используете макароны в качестве гарнира!
5. К туристам отношение пассивно-пренебрежи­тельное. Человеку с неитальянской внешностью и с иностранным акцентом достаются презрительные взгляды, недобрые подозрения и самая некачественная ветчина в лавке. Или, например, если заказать кофе по-английски, оно может стоить вам в два раза дороже обычного.
6. Вообще, первый вопрос, который задают друг другу незнакомые люди здесь: «Откуда ты?» Причём, это не столько способ завязать разговор, сколько необходимое условие для общения — навесить ярлык на собеседника.
7. Проблема в том, что итальянцев невозможно переубедить. «Русских девушек интересуют только деньги» и «в России дикий холод» — для них это самоочевидно, и никакие рассказы о том, что не все выходят замуж за иностранцев ради материальных благ, а температура летом у нас может доходить до 40 градусов, им не интересны.
8. В Россию ехать многие категорически отказываются, см. предыдущий пункт про холод. Почему-то такие слова как «средние широты», «теплая одежда», «Черное море» на них не действуют.
9. Тем не менее, всё это не мешает дружелюбно с вами общаться.
10. Самое смешное, что ярлыки итальянцы навешивают не только на жителей других стран, но и на жителей других городов Италии.
вторник, 4 декабря 2018 г.
- Rameses в сообществе Северная глушь 20:04:41

let the mystery­ be

Затем он заснул или, по крайней мере, притворился спящим, сомкнул глаза. Иногда мне приходит на ум, как трудно определить, что он делает в данный момент, что есть Джонни. Спит ли, прикидывается спящим, полагает ли, что спит. Неизмеримо труднее уловить сущность Джонни, чем понять любого другого моего приятеля. И при этом он – самый что ни на есть вульгарный, самый обыкновенный, привыкший к перипетиям самой жалкой жизни человек, которого можно подбить на все, – так кажется. Отнюдь не оригинальная личность – так кажется. Всякий – правда, с поэтической душой и талантом – способен легко уподобиться Джонни, если согласится стать этаким бедолагой, больным, порочным, безвольным. Так кажется. Я, привыкший в своей жизни восхищаться всевозможными гениями – Эйнштейнами, Пикассо, именами из святцев, которые каждый может составить в одну минуту (Ганди, Чаплин, Стравинский), – даже готов, как и любой человек, допустить, что подобные уникумы ходят по небу, как по земле, и не удивлюсь ничему, что бы они ни делали. Они абсолютно отличны от нас, и говорить тут не о чем. Напротив, отличие Джонни – загадочно и раздражает своей необъяснимостью, ибо в самом деле это трудно объяснить. Джонни – не гений, он ничего не открыл, играет в джазе, как тысячи других негров и белых, и, хотя играет лучше их всех, надо признать, что слава в какой-то степени зависит от вкусов публики, от моды, от эпохи, в конце концов. Панасье, например, находит, что Джонни просто никуда не годится, хотя мы полагаем, что никуда не годится именно Панасье. Во всяком случае, поле для дискуссий открыто. Все это доказывает, что в Джонни вовсе нет ничего сверхъестественного­, но стоит мне так подумать, как я тут же снова спрашиваю себя: а точно ли в Джонни нет ничего сверхъестественного­? (О чем сам он, конечно, и не мыслит.) Он, наверное, хохотал бы до упаду, если ему об этом сказать. Я, в общем-то, хорошо знаю, что он думает о таких вещах, как их расценивает. Я говорю «как их расценивает», потому что Джонни… Впрочем, не буду в это вдаваться – мне только хочется пояснить себе самому, что дистанция, отделяющая Джонни от нас, не имеет объяснения, обусловлена необъяснимыми различиями. И мне кажется, он первый страдает от последствий нашего внутреннего разобщения, которое его так же мучит, как и нас. Тут как бы напрашивается вывод: Джонни – это ангел среди людей, но элементарная честность заставляет прикусить язык, добросовестно перефразировать определение и признать, что, может быть, именно Джонни – это человек среди ангелов, реальность среди ирреальностей, то есть всех нас. Иначе зачем Джонни трогает мое лицо пальцами и заставляет меня чувствовать себя таким несчастным, таким призрачным, таким ничтожным со всем моим распрекрасным здоровьем, моим домом, моей женой, моим общественным престижем. Да, моим престижем – вот что самое главное. Самое главное – моим престижем в обществе.

Но, как всегда, едва я выхожу из больницы и окунаюсь в шум улицы, в водоворот времени, во все свои хлопоты, блин, плавно перевернувшись в воздухе, шлепается на сковородку другой стороной. Бедный Джонни, как далек он от реальности. (Да, да, именно так. Мне гораздо легче так думать – теперь, в кафе, спустя два часа после посещения больницы, думать, что все сказанное мною выше – это словно вынужденное признание человека, приговоренного хотя бы иногда быть честным с самим собой.)

Категории: Кортасар, Преследователь


"Гранатовый дневник." > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
хочу поговорить с тобой.
><
пройди тесты:
"Last Lady" Глава 7...
читай в дневниках:
3 октября
Я пью кофе и засыпаю и так каждый р...
12 октября

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх